Он умеет прыгать через лужи.

Дата: 17 января 2008



В детстве у меня была книга. Алан Маршалл «Избранное». В нём, в избранном, была повесть «Я умею прыгать через лужи». Я много читала в детстве. Но, наверно, по пальцам могу пересчитать те книги, которые в буквальном смысле этого слова потрясли меня. Те, что не потрясли, постепенно ушли куда-то вглубь памяти и сознания, несмотря на то, что признаны мировой классикой, написаны прекрасным языком и несут множество глубоких и важных идей. К тем, что потрясли, я довольно часто возвращаюсь. У меня есть друг. Настоящий друг. С которым я могу поделиться практически всем, и знаю, что он всё примет и поймёт. Он одинаково спокойно принимает самое лирическое из всех моих лирических стихотворений, и вырывающиеся в самые гадкие минуты жизни не слишком женские ругательства. Мы можем не видеться неделями, но когда я появляюсь на пороге его дома с нашим любимым Guinessом, бутылкой мартини, или просто коробкой шоколада, который мы растопим и выпьем, он говорит мне «Привет, Никитёнок!» так, как будто вчерашний день мы провели вместе. Мне стоит вскользь упомянуть, что мне нравится какая-то древняя песня или старинный чёрно-белый фильм, которого не отыскать в продаже, и в первый же свой приезд я их получаю со словами: «Ну, ты же говорила, что тебе нравится!». Если я говорю, что я устала, и хочу спрятаться в ракушку и побыть одна, он всегда тактично удаляется. Если… Боже, этот список можно продолжать бесконечно. И вот однажды мой друг спросил: «Знаешь, есть такой писатель Алан Маршалл? У него есть книга: «Я умею прыгать через лужи». Мы разговаривали по телефону, когда он задал мне этот вопрос, я подошла к книжному шкафу и без труда отыскала старый, потрёпанный переплёт. Вы скажете: «Ну и что? Подумаешь, совпадение. Все мы в детстве читаем одни и те же книжки». Возможно и так. Но парой месяцев раньше, мы сидели с моим другом вдвоём на берегу залива, и он мечтательно-вопросительно сказал: «А давай когда-нибудь напишем книгу? Про нас. Про меня. Ты же сможешь». Я улыбнулась, глядя на белый парусник, скользящий вдоль берега. Стихи приходят сами, я их обычно записываю как-то набегу, или просыпаясь ночью, или урвав полчасика в рабочем дне. Проза же, как мне всегда казалось труд намного более серьёзный. Требует больше дисциплины, времени, труда, и пожалуй, даже перемены образа жизни. О том, чтобы писать прозу, я никогда серьёзно не думала. Но, что-то было во взгляде моего друга, что мысль эта стала приходить в мою голову всё чаще и чаще. Мой лучший друг не может пробежаться со мной вдоль залива, розовеющего закатными красками. Он с восхищением смотрит на мой велосипед, когда я приезжаю на нём, но не может на нём прокатиться. Когда я присылаю ему фотографию вновь нарисованной мной акварели, он немного грустно вздыхает и говорит: «Я бы тоже хотел рисовать». Если я иду на концерт живой музыки, он, который почти 24 часа живёт в музыке, улыбается и говорит: «Жаль, я не смогу пойти с тобой» и, когда я отправляюсь на благотворительный концерт, в помощь детям из детского дома, он просто просит: «Купи билет и для меня». А если его друзьям-мужчинам случается слишком часто проявлять слабость, он не стесняется им напомнить, что счастье их в таких маленьких, казалось бы, радостях, как пробежаться до остановки, подпрыгнуть от радости, попинать мяч во дворе, побренчать на гитаре, и подержать на руках свою любимую девушку. Какая связь между книгой Алана Маршалла и моим другом? Сила духа и кресло на колёсиках. Заметьте, именно, кресло на колёсиках. Алан Маршалл – один из лучших австралийских писателей, достиг всего, не расставаясь с костылями и таким креслом. Книгу о себе он написал сам. И многих из нас она многому может научить. И от многого отучить. От нытья, например, и сетований на нашу неоправданно тяжёлую жизнь, чем многие из нас грешат. И мой друг тоже, много чему может научить. Он тоже умеет прыгать через лужи, несмотря ни на что. И может, когда-нибудь тоже напишет книгу. Когда придёт время. О себе, о своей жизни, о друзьях, о достижениях, о неудачах, о потерях, о приобретениях – обо всём. А может быть, я напишу. Когда почувствую себя достаточно сильной, чтобы от небольших зарисовок сделать шаг к рассказам, а потом и к повести. А может быть, вместе напишем, ведь есть очень удачные литературные дуэты, почему бы и нам когда-нибудь не попробовать. А пока… Пока я жду мая. В мае уже не будет холодного ветра, льда, снега и прочих неприятных препятствий для нашего кресла на колёсиках, Мы сможем добежать до залива, сесть на солнышке, и почитать вслух «Я умею прыгать через лужи». А потом, глядя, куда-то за горизонт придумывать новые и новые творческие проекты, чтобы новой зимой работать над их воплощениями в жизнь. Ну, потому что прежние мы реализуем в эту зиму, и нам будут нужны новые вершины. Новые лужи, через которые мы будем прыгать по-прежнему вместе, я надеюсь.


Комментариев: 0 | Просмотров: 1614 | распечатать
{rateit}

Copyright © 2007 Nikityonok.spb.ru Все права защищены. Копирование и перепечатка материалов данного сайта без согласия автора запрещены.