Разноцветные осколки реальности в зеркалах снов

Дата: 18 июня 2008



Я бегу к родительскому дому, через большой двор, окружённый со всех сторон мощными сталинскими домами. Несколько тропинок пересекаются посреди двора. По приближению к точке их пересечения, замечаю молодого мужчину, который столь же стремительно, что и я, приближается к ней. Мы в полуметре друг от друга и от этой точки. Внезапно он делает стремительное движение и берёт меня за руку. От неожиданости я останавливаюсь и молча вопросительно смотрю в его лицо. Лицо его серьёзно. Но, чтобы успокоить меня, оно ласково улыбается. Глубокий тёплый голос произносит: «Не бойтесь, пожалуйста». И затем: «Скажите, пожалуйста, а вы можете представить меня в качестве мужа?» Я удивлённо приподнимаю брови, склоняю голову набок и начинаю изучать лицо передо мной. Большие серо-синие глаза, в которых сейчас отражается задумчивая усталость. Тёмные чуть вьющиеся волосы, которые, видимо, вольны были отрастать со времени последней стрижки. Лёгкий загар, который пристал к побледневшей за зиму коже, в первые солнечные летние дни. Полуулыбка на губах, - дающаяся с некоторым усилием, - кажется, что внутри этого мужчины сейчас нет улыбчивости, но ему важно, чтобы я ему доверилась в этот наш момент пересечения во Вселенной – и он, улыбается, как может, чтобы завоевать это самое доверие. Рука держит меня не агрессивно, не сжимая, а очень легко, чуть ощутимо. Что-то внутри меня натягивается звенящей струной, и я слышу свой голос – улыбчиво-ласковый и чуть ироничный, уточняющий: «В качестве мужа вообще?» И не дожидаясь его ответа, продолжаю: «Могу. Даже с парой смешных малышей, которых вы могли бы выгуливать, ну, например, в этом самом дворе и качать вооон на тех вот качелях. А жена бы ваша могла смотреть на вас из одного из этих окон, доверяя вам, но проверяя». На этих словах я осторожно высвободила свою руку из его и махнула на какие-то гипотетические окна какой-то гипотетической квартиры, где он мог бы жить со своей гипотетической семьёй. Незнакомец внимательно проследил за траекторией движения моей руки. Понимающе кивнул. Подождал, пока рука моя снова протянется вдоль тела, и снова взял её в свою. «Спасибо. А в качестве своего мужа, можете? Представить меня? То есть, думаете ли вы, что смогли бы жить со мной, проводить со мной выходные, ездить каждое лето в отпуск, родить детей от меня, растить их со мной вместе, делиться со мной всеми радостями и бедами, стареть... Стареть тоже со мной?.. » В горле встал ком. Мне пришлось сделать глотательное движение, чтобы протолкнуть этот ком внутрь себя и предоставить себе возможность заговорить. Мне захотелось суметь прочитать в глазах незнакомого мне человека, что такое с ним могло произойти, чтобы он задал этот вопрос мне при случайном скрещении наших дорожек. Я смотрела ему в глаза. Смотрела сосредоточенно, серьёзно, глубоко, проваливаясь внутрь его существа. Мне совсем не было страшно, мне не было странно, мне не было безразлично – только очень остро захотелось понять... Точка нашего случайного пересечения – была единственной реальностью, в которой мы оказались. Закрутился и исчез город, за ним – район, за районом - микрорайон, затем – улица, за улицей – двор, за двором – тропинки, и осталось лишь крошечное пространство вокруг нас, неведомо, по какому закону встретившихся в этом дне, в этом месте, в эти мгновения. Мир исчез. То есть, нет. Он не исчез. Он уменьшился до глаз напротив. Или глаза напротив увеличились до целого мира. Я просто смотрела в эти глаза, пытаясь понять их, почувствовать, может, даже стать ими, как вдруг мои губы произнесли: «Да. Могла бы». Я почувствовала, что и глаза, и губы мои искренне и легко заулыбались, и снова услышала себя: «Мне даже кажется, мне бы не пришлось вас никогда просить вынести мусор – вы бы почему-то взяли эту обязанность на себя. И что по воскресеньям на завтрак вы всему предпочли бы омлет с зеленью и гренками. Ещё мне ощущается, что вы футбол не особенно жалуете. А детей могло бы быть двое – сначала мальчик, сын, а потом дочка...» Тут я остановилась и, осознав смысл произнесённых слов, а также то, что, в общем-то, вылила всю эту тираду на совершенно незнакомого мне мужчину, испуганно выдернула свою руку из его. Пробормотала: «А впрочем, это я уже лишнее сболтнула. Но, в общем-то, я ответила на ваш вопрос». Я сошла с точки нашего пересечения, и, не оглядываясь, продолжила свой путь. Почему-то я знала, что он меня не окликнет. И в душе радовалась тому, что это странное, необъяснимое пересечение и соприкосновение не будет иметь никакого продолжения – ибо удивительное и необычное не должно иметь ничего общего с реальностью. Мой незнакомец на самом деле меня не окликнул. Я добежала до подъезда, скрылась в нём, стремительно взлетела на четвёртый этаж, открыла дверь в квартиру, споткнулась о кота, прибежавшего на звук повернувшегося в замке ключа, чмокнула маму и прошла прямиком на кухню. В ожидании чая, всё-таки не удержалась и направилась в комнату, окна которой выходили во двор, заранее зная, что никого там не увижу. В окно я посмотрела, и, действительно, никого не увидев внизу, успокоилась, вернулась к маме на кухню, и уже через полчаса задушевного разговора происшествие во дворе стало казаться далёким, нереальным, возникшим в моём неуёмном воображении. Через неделю оно совсем поблёкло в памяти, через месяц от него и вовсе не осталось и следа. Пролетел год. В город снова нагрянуло лето. По теплу я опять стала добегать до родителей за полчаса, наслаждаясь быстрым шагом, голубым небом над головой, и улыбаясь зелёным утопающим в зелени дворам и шумным играм в них ребятни. Однажды субботним вечером я так же бежала сквозь дворы, сгорая от нетерпения посидеть с мамой на кухне, рассказать ей о своей новой влюблённости, поделиться новыми надеждами, выслушать её советы – считает ли и она, что мне пора остепениться и наконец-таки подумать о серьёзных, прочных и долгих отношениях или могу я ещё немножко побыть беззаботным взрослым ребёнком. Я уже летела к родительскому дому, через большой двор, утопающий в зелени, и лишь чуть притормозила, засмотревшись на игривого щенка, неуклюже опрокинувшегося в траву, а когда снова двинулась вперёд, заметила, мужскую фигуру, с которой мы бы вот-вот пересеклись. Я ускорила шаг, чтобы избежать столкновения, повернула голову, улыбаясь в извинение, но никого не увидела. Недоумение и минутное замешательство. Машинально оглянулась – неужели померещилось? И тут меня кто-то осторожно тронул-взял за правую руку. Реальность подёрнулась дымкой. Точка пересечения? Закрутился и исчез город, за ним – район, за районом - микрорайон, затем – улица, за улицей – двор, за двором – тропинки, и осталось лишь крошечное пространство вокруг нас, неведомо, по какому закону встретившихся в этом дне, в этом месте, в эти мгновения. Мир исчез. То есть, нет. Он не исчез... Точка пересечения выросла до него, вышла за его пределы, обратилась во Вселенную, которая смотрела на меня из зрачков серо-синих глаз серьёзно-насмешливо-сосредоточенно-ласково-проникающе-удивлённо-постигающе-вопрошающе-отвечающе-понимающе-и-ещё-с-целой-тысячей-ощущений. И я стояла в центре этой Вселенной, на пересечении смешных и кривых дорожек во дворе и, не отрываясь, растворяясь, смотрела в глаза напротив....


Комментариев: 0 | Просмотров: 1539 | распечатать
{rateit}

Copyright © 2007 Nikityonok.spb.ru Все права защищены. Копирование и перепечатка материалов данного сайта без согласия автора запрещены.