Махатма Ганди – одна из тех исторических личностей, которая вызывает у меня устойчивый интерес. Мне жаль, что эта Великая душа (так его окрестил Рабиндранат Тагор), сейчас известна не очень большому количеству людей. Мне жаль, что его наследие не становится достоянием школьников и студентов – если бы ценности Ганди, становились известны людям со школьной скамьи, мне кажется, общество от этого стало бы намного богаче и по-человечески, и духовно. Ганди родился отнюдь не мудрецом. Он прошёл долгий и трудный путь, прежде чем стал тем, кем его знает теперь человечество. Очень честно и откровенно о своём пути он рассказал в автобиографической книге “Моя жизнь”. Книга эта сильно отличается от привычного формата автобиографий. Сам Ганди писал: “Я просто хочу рассказать историю моих поисков истины. А поскольку такие поиски составляют содержание моей жизни, то повествование о них действительно явится чем-то вроде автобиографии. Ганди очень строг к себе и честен – и с собой, и с читателем. Людям трудно припоминать свои ошибки и грехи – обычно их упоминают вскользь, нехотя, обозначают пунктиром. Ганди, напротив, на своих ошибках, на своих слабостях, на своей неправоте заостряет внимание – ибо именно от них начался его трудный путь Человека: “Я надеюсь познакомить читателя со всеми своими ошибками и недостатками. Моя задача – описать мои искания в области сатьяграхи, а вовсе не рассказывать о том, какой я хороший”. ( Санскритск., satygraha, «стремление к истине», «упорство в истине»). И он знакомит – начиная от самых первых своих детских проступков, ошибок, несправедливостей к окружающим, нарушений первых обетов. И очень волнительно наблюдать за его шагами по жизни – справится ли, преодолеет ли, сумеет ли противостоять – чужим истинам, чуждым ценностям, бесконечным соблазнам, волнительно, даже зная конечный итог. Что ещё меня сейчас волнует особенно – это традиции вегетарианства – и Ганди в своей автобиографии щедро делится своим бесценным опытом преодоления трудностей, соблазнов, непонимания ближних, поисков единомышленников. Не могу не процитировать отрывки из этой удивительной книги.


"Первая история в письмах" Из письма Ниевес Гарсиа Евпатория «…Я, Ниевес Гарсиа, испанская политэмигрантка и мать, обращаюсь к вам, прошу помочь найти дочку, по­терянную в дни блокады Ленинграда. Во время одной из бомбёжек я оказалась под развалинами моего дома, находящегося по адресу; ул. Красная, 33. Оттуда меня вытащили раненой и отвезли в больницу. Моя четырёхлетняя дочь находилась c со­седкой в бомбоубежище, когда я вышла из больницы, мне сообщили о том, что девочку отправили на эвакопункт по адресу: 4-я Советская. Я пошла по этому адресу, мне ответили, что девочки там нет. Все мои по­пытки найти её до настоящего времени оказались напрасными. Мои знакомые сообщили мне, что в одной из ленинградских газет 1949 г. говорилось o девочке-сиротке, известной всем в школе под именем «испанка». В последнее время я почти потеряла надежду найти её, но сегодня узнала о том, что вы помогаете многим в по­исках, и в моём сердце снова возникла надежда найти свою любимую дочку. Её зовут Тереза Васильевна Рыбакова, дочь Василия Рыбакова и Ниевес Гарсиа. Она родилась в 1939 году в Ленинграде.


Потихоньку сканирую книгу. Приближение 22 июня наполняет это действие особым смыслом. Сканируя, ещё раз перечитываю. Точнее - проживаю. Хочется делиться. Я как-то уже высказывала мысль, что память - это наша особая ценность - есть то, что никак нельзя забывать, что не должно оставаться просто страницей в учебнике истории. То, что оживает - вот как в этой книге Агнии Барто - звучит с её страниц переплетением голосов и звуков - увлекает за собой - в старенький транзистор, в радиоприёмник, в котором живут сотни, тысячи непростых судеб предыдущих поколений. Мы сейчас немного равнодушны к этим судьбам - нам уже кажется - всё более от нас отдаляются эти события. Но это не так. Эти события дают нам возможность научиться по-настоящему сопереживать, сочувствовать, ощущать связь поколений - и не терять её. Не забывать. Наше прошлое даёт нам возможность задуматься о нашем будущем, о нашем настоящем.


«Касабланка, 3 января 1927 года. Ещё только час ночи. Я вылетаю через пять часов, но мне не спится. И всё же, как примерный мальчик, я лежу в постели. Мне кажется, приятно будет вам написать. Думается, в этот час вы уже спите, могу, значит, рассказать вам всё, что мне приходит на ум. На дворе буря. Ветер с чудовищной быстротой хлопает моими ставнями. Это сигналы Морзе или позывные каких-то духов. Пытаюсь расшифровать их, но это мне не удаётся. А ведь так хотелось бы понять их язык! Снизу, из спящего города, доносятся скорбные гудки редких такси. Не нравятся мне и эти шаги на улице. Всё, что настораживает меня, рождает беспокойство. А ведь я мог бы чувствовать себя таким счастливым!


Существовали ли Беатриче и Лаура в действительности? A если существовали, то были они для Данте и Петрарки «очаровательными абстракциями» или же великие поэты любили их как подлинно живых, реальных женщин? Добросовестные историки перерыли архивы и доказали с нотариальной точностью, что Беатриче и Лаура действительно существовали. Второй же вопрос относится к той области человеческих отношений, которая не оставляет в архивах юридически бесспорных документов. Сонеты и канцоны - не нотариальные записи. Кто-то из философов однажды обмолвился, что опыт любви - самый потрясающий опыт человека. Что бы ни говорили и ни писали о парадоксах любви, в этом потрясающем опыте существует нечто если не математически точное, то нравственно непреложное, бесспорное; несмотря ни на что существуют сумасшедшие закономерности, гармония странностей. Иначе это и не было бы опытом, то есть миром, отвоеванным у хаоса. И, чтобы понять любовь Петрарки к Лауре - «заурядной жене» заурядного авиньонца, имевшей одиннадцать детей! - надо углубиться не в архивы, а в самый потрясающий опыт человека.


Copyright © 2007 Nikityonok.spb.ru Все права защищены. Копирование и перепечатка материалов данного сайта без согласия автора запрещены.